EN RU

ПРАКТИКА

Южная Корея: как работается врачам в стране акупунктуры и электронных медкарт

ПРАКТИКА
практика управления
5 мин. чтение
01 сентября, 2022
Врачи Южная Корея

Южная Корея по праву гордится системой здравоохранения, меньше чем за 40 лет созданной с нуля и занимающей сейчас 14-е место в рейтинге (см. прим. 1) стран с самой прогрессивной медициной. Для сравнения: на первом месте – Швейцария, США на шестом, а благополучная Новая Зеландия уступает Южной Корее один пункт.

При этом услуги частных и государственных клиник доступны как гражданам страны, так и иностранцам. Немалую часть таких услуг составляет пластическая хирургия – к 2019 году на долю Южной Кореи приходилось 25% всего мирового рынка эстетической медицины (см. прим. 2). Поэтому предлагаем рассмотреть жизнь врачей внутри системы, взяв для примера самого яркого представителя медицинского сообщества – пластического хирурга.

1) Как устроена система здравоохранения?

Внедрение обязательного медицинского страхования в Южной Корее началось в 1977 году: сперва медстраховкой решили обеспечить только работников крупных предприятий, но вскоре инициативу масштабировали на всё население. Сейчас жители страны платят социальные взносы, своеобразную франшизу, а государство компенсирует до 50% трат на амбулаторную помощь и до 80% расходов на пребывание в стационаре. За распределение «страховых денег» отвечает единый оператор – Национальный фонд медицинского страхования. Все, кто работает официально, вносят 6,46% от зарплаты – половину этой суммы выплачивает работодатель. Правда, около 3% населения страны не способны отчислять необходимые страховые взносы, но для них разработана особая госпрограмма.

Дополнительные частные страховки покрывают визиты врача на дом, вызов «скорой помощи» и дорогостоящее лечение от онкозаболеваний до стоматологии. Дело в том, что ОМС подразумевает лишь один визит к дантисту в год и всего два зубных импланта за всю жизнь: это мотивирует жителей страны блюсти гигиену полости рта и покупать дополнительные «стоматологические» контракты. Пластическую хирургию ОМС тоже не покрывает.

 

Ответственность за здоровье несёт не только врач, но и сам пациент – причём финансовую!

 

В целом медпомощь организована для максимально эффективного использования средств: деньги экономятся на вызовах «скорой» или врача на дом – рассчитывать на транспортировку в госпиталь можно лишь в экстренных случаях. Зато делается ставка на профилактику: причём если пациент прогулял ежегодную диспансеризацию, то диагноз с последующей госпитализацией даёт страховой право отказать в возмещении расходов. В этом случае оплата лечения целиком ложится на плечи незадачливого прогульщика.

 

2) Сложно ли учиться и работать врачам в Южной Корее?

Трудности подстерегают будущего врача на каждом шагу, начиная с первой ступени обучения. В вузы поступают по результатам теста Suneung, который сдают старшеклассники. Обычно это чудовищный стресс и для школьников, и для их семей. В третий четверг ноября, когда проводится тест, жизнь в крупных городах замирает, магазины и банки закрываются, опаздывающих учеников подвозят полицейские, а расписание авиарейсов корректируется таким образом, чтобы шум взлетающих самолетов не мешал проведению аудирования. Восьмичасовой экзамен включает вопросы по всей школьной программе. От результата зависит, сможет ли выпускник вообще получить высшее образование. В медицинские колледжи, согласно статистике, поступают те, кому удаётся набрать максимальное количество баллов: это 1% ежегодно.

Высшее образование в Южной Корее платное (см. прим. 3). Государственное дешевле частного, но в целом будущие медики платят больше, чем студенты, выбравшие литературу или физику. Цена за семестр колеблется от 3 с лишним млн до 13 млн KRW (это от 160 000 до 605 000 рублей в семестр).

 

Премедицинские дисциплины – биология, химия, физиология – 2 года

Теоретические курсы дополняются практикой в больнице и завершаются квалификационным экзаменом на получение общей медицинской лицензии – 4 года

Интернатура в больнице для выбора специализации + экзамен – 1 год

Резидентура + серьёзный экзамен по специальности (у каждого четвёртого корейского медика специализаций как минимум две) – 4 года

Стажировка в университете – 2 года

 

Врачи тратят на получение квалификации 13 лет: 6 лет учёбы в медицинской школе + 1 год работы интерном + 4 года резидентуры + 2 года стажировки в университете.

 

Кстати, те счастливчики, которым удалось поступить и начать учиться на врача, не слишком-то приветствуют увеличение количества мест в медицинских вузах. В 2020 году интерны и резиденты даже устроили забастовку (см. прим. 4), протестуя против решения правительства увеличивать квоту в 3028 мест, введенную в 2006 году, чтобы ежегодно принимать на 400 студентов больше. Будущие медики предлагали потратить эти средства не на обучение новых врачей, а на финансовую поддержку тех, кто уже работает интернами, а также на то, чтобы мотивировать будущих медиков переезжать в регионы.

 

3) Хорошо ли зарабатывают южнокорейские врачи?

Студентам, конечно, во все времена не хватает денег. Однако работать врачом в Южной Корее чрезвычайно престижно и выгодно. Медики получают не только почёт и уважение, но и достойную зарплату: 3,5–4 млн вон в месяц во время интернатуры и резидентуры и больше 10–15 млн вон после окончания учёбы (это от 190 до 700 тысяч рублей соответственно).

Средняя зарплата врача-терапевта в Сеуле в 2022 году – 10 200 000 KRW в месяц (см. прим. 5). Попробуем подсчитать, округляя суммы до тысяч. Итак, 10 млн 200 тысяч минус:

  • квартира с тремя спальнями в центре – 3 млн 310 тысяч
  • коммунальные услуги – 228 тысяч
  • проездной – 55 тысяч
  • детский сад – 497 тысяч
  • школа – 2 млн 463 тысячи
  • абонемент в фитнес – 73 тысячи
  • походы в ресторан по выходным – 280 тысяч
  • доступ в интернет – 26 тысяч
  • 26 чашек капучино по рабочим дням = 133 тысячи вон

Остаётся 3 млн 135 тысяч вон (см. прим. 6). Таким образом, добрая треть заработка уходит на бытовые нужды, и это мы ещё не посчитали расходы на еду, одежду, развлечения и приключения. При этом наш условный пластический хирург в лучшем положении, чем терапевт: он зарабатывает от 14 500 000 KRW в месяц, хотя средняя зарплата в Южной Корее составляет 3 890 000 KRW, а прожиточный минимум — 1 600 000 вон.

 

Зарплата врача почти в четыре раза превышает среднестатистический заработок в стране

 

Следует отметить, что цены на медицинские услуги зафиксированы Национальным фондом медицинского страхования – они одинаковы для всех учреждений, – и пациент может сам выбрать государственную или частную клинику, где его вылечат в рамках ОМС. Также он может выбрать первичный поход к терапевту или сразу к профильному врачу. Так что, стремясь получить максимальную компенсацию, клиники организуют весьма плотную запись и не чуждаются очередей.

Другой способ «подзаработать» – предложение и даже навязывание услуг по более высоким тарифам или же вовсе не покрывающихся страховкой. Так, например, роженице могут сделать не всегда необходимое кесарево сечение, а в роддом положить на большее количество дней. Следовательно, чтобы увеличивать свой доход, врачи вынуждены или участвовать в назначении избыточных процедур, или выбирать более прибыльные области – вроде той же пластической хирургии, – или вовсе уезжать в другие страны за ещё большими зарплатами.

Кстати, профессия считается в основном мужской: сейчас медиков-женщин примерно четверть (см. прим. 7), хотя для них стать авторитетными врачами-специалистами по-прежнему непросто. По данным на сентябрь 2019 года, доля женщин среди врачей службы «скорой помощи» составляла всего 12,7%. И это немалое число, если учесть, что 94% женщин-врачей на рабочем месте пациенты всё равно называют «медсестрами» или просто «девушками». Такую дискриминацию косвенно подтверждает исследование, проведённое Корейским обществом медицинского образования (см. прим. 8): студентки в будущем видят себя в основном семейными врачами и не выбирают традиционно считающиеся мужскими специализации вроде ортопедии.

 

4) Легко ли работается врачам в Южной Корее?

Наверное, как и везде – не слишком. После 13 лет учёбы врач может приступить к работе в частной или государственной клинике, получая зарплату как наёмный специалист, а может открыть собственное лечебное заведение. Еще один путь – стать профессором университетской больницы, предварительно пройдя двухгодичную стажировку.

Чтобы обеспечить всех без исключения качественными медуслугами, государству приходится задействовать частные клиники: компенсации распространяются и на лечение в них, и на получение помощи в госучреждениях, что создаёт здоровую конкуренцию. Негосударственные клиники предпринимают немало усилий для привлечения пациентов.

Причём качество оказания врачебных услуг занимает, как ни странно, не важнейшее место – оно высоко по умолчанию: медучреждения пытаются завлечь клиентов удобной парковкой, кафетерием со вкусной едой или даже салоном красоты: этакие медицинские ТРЦ. И, как в настоящих ТРЦ, очереди – не редкость, особенно если речь идёт о популярных специалистах в популярных клиниках.

Хотя по закону рабочая неделя не должна превышать 52 часов, 80 часов – обычная практика. Переработками грешат интерны и резиденты, которые только набираются опыта. После завершения специализации и получения постоянного места график возвращается к норме – сотрудники частных клиник редко трудятся больше 40 часов в неделю (выходит 8-часовой рабочий день при пятидневке), а университетские профессоры и вовсе могут уделять работе лишь два-три дня в неделю.

Оптимизация трат вынуждает постоянно вносить изменения в систему оказания медицинских услуг. Одна из серьёзных реформ (см. прим. 9) произошла в 2000 году, когда компенсацию стоимости лекарств вывели из системы госгарантий, чтобы сократить злоупотребления. Дело в том, что врачи нередко перестраховывались или выписывали пациентам необязательные препараты. Тогда страна заняла первое место в мире по инфекциям, устойчивым к пенициллину, – антибиотик назначался так часто, что препараты на основе пенициллина стали попросту бесполезны.

 

5) Как взаимодействуют «восточная» и «западная» медицина?

Традиционной или восточной медициной в Южной Корее называют ту, что существует многие тысячи лет. А ту, которая появилась недавно, – с хлороформом и пенициллином – называют европейской, или западной.

Так вот, студент-медик может выбрать любую «обычную» специальность, а может обучаться традиционной (см. прим. 10) корейской медицине в том же самом университете. Для того, чтобы получить сертификат специалиста в этой области, нужно подтвердить свои знания не только по дерматологии, гинекологии, педиатрии и другим привычным дисциплинам, но также освоить иглоукалывание, арома- и фитотерапию.

Чаще всего к адептам традиционной медицины обращаются с болями в суставах, грыжами, растяжениями, а также при бесплодии и проблемах с обменом веществ. Однако существуют и онкоклиники, в которых восточная медицина успешно сочетается с современными протоколами химиотерапии; есть хосписы, в которых применяется акупунктура; есть реабилитационные центры, где работают с симптомами ДЦП и последствиями инсульта, используя одновременно «восточные» и  «западные» протоколы. 

 

В Южной Корее на одного врача традиционного профиля приходится шесть «западных».

 

Сами «традиционные» врачи поясняют, что они нередко работают со психосоматическими проявлениями, помогая пациентам успокоиться, проработать психотравмы, иначе взглянуть на жизненные обстоятельства. Кстати, иглоукалыванием и травами арсенал не ограничивается, при необходимости «восточные» медики могут назначать вполне «западные» лекарства вроде снотворного или антидепрессантов.

К слову, депрессии и другие ментальные расстройства жители Южной Кореи скорее «понесут» специалисту по традиционной корейской медицине, чем доверят психотерапевту. Говорить об эмоциональных проблемах не принято и многие пытаются справиться самостоятельно. Хотя и безуспешно… Среди развитых стран Южная Корея возглавляет рейтинг по числу самоубийств (см. прим. 11): правительство принимает меры по предотвращению суицидов, но их явно недостаточно.

В результате статистика смертности и рождаемости в Южной Корее выглядит поразительно. Среднестатистическая женщина производит на свет 0,81 ребёнка за всю свою жизнь (в России этот же показатель равен 1,5, в Германии – 1,54). Но ежедневно 25 граждан страны сводят счёты с жизнью, причём в основном это люди младше 40 лет. Таким образом, число новорожденных неуклонно снижается, каждый час один молодой человек совершает самоубийство, однако средняя ожидаемая продолжительность жизни с 1985 года стабильно растет: например, для женщин она сейчас составляет 86,5 года.

И если на рождаемость или статистику самоубийств влияет в основном социальная политика, то в долголетии неоспоримы заслуги медицинской практики: таких показателей удалось достичь, сперва борясь с детскими инфекциями, затем улучшая качество питания, а потом продлевая жизнь пациентам с хроническими заболеваниями. Долголетию, кажется, способствует и оптимизация системы здравоохранения, благодаря которой обратиться к врачу можно даже с мелкими жалобами.

 

6) Легко ли иностранцу начать медицинскую практику в Южной Корее?

Отнюдь нет. Министерство здравоохранения определяет список иностранных образовательных учреждений, дипломы которых могут быть признаны в Южной Корее: в перечне есть и российские государственные медицинские вузы Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и Хабаровска (см.прим. 12). Однако подтверждением диплома дело только начинается.

Врачам-иностранцам, планирующим получить разрешение на работу в стране, нужно сдать экзамен (см. прим. 13) для проверки их знаний по специальности и демонстрации практических навыков. Экзамен состоит из 12 блоков: половина из них – 6 блоков по 10 минут – связаны с общением с пациентами (постановкой диагноза, назначением лекарств и т.д.); а еще 6 блоков по 5 минут – с определёнными медицинскими процедурами. Максимальный балл, который можно набрать за весь экзамен, – 900.

На этом фоне становится понятно, зачем медику сдавать языковой экзамен на уровень 5 (всего уровней 6): ведь общение происходит на корейском! Можно заключить, что получение медицинской лицензии для иностранца – дело весьма хлопотное. В 2014–2015 годах это удалось всего 12 врачам из других стран – по шесть за каждый год. И, естественно, приоритет всегда за теми, кто изучал медицину в Корее.

 

7) Почему так популярен медицинский туризм в Южную Корею?

В первую очередь из-за действительно высококлассной медицины: жители страны сами весьма придирчивы к качеству сервиса, да ещё за клиниками следят государство и частные страховые компании – поэтому уровень оказания услуг традиционно высок, независимо от гражданства пациента.

Во вторую очередь можно назвать географическую доступность: к примеру, жителям Хабаровска или Владивостока ближе добираться до Сеула или Пусана, чем лететь через весь континент до любой из отечественных столиц. Расстояния и комфорт при транспортировке, конечно, играют роль, если речь идёт о пациентах педиатров, ортопедов, спинальных хирургов или онкоспециалистов. Ну и, конечно, любители иглоукалывания, логично, выберут спа Южной Кореи, а не Северной Карелии.

В-третьих, государству действительно удалось не просто поставить бьюти-медицину на поток, но и успешно популяризировать этот тренд. В стране проводится до миллиона пластических операций в год (см. прим. 14). К 2017 году было зарегистрировано 1414 клиник эстетической хирургии – и это не считая отделений той же направленности в больницах общего профиля, косметологических и стоматологических клиник, где также оказывают услуги такого рода, а кроме того, массы нелегальных заведений, работающих без лицензий.

 

Самые популярные бьюти-процедуры: блефаропластика, ринопластика и осветление кожи.

 

Кстати, из-за природных отличий европейские пациенты могут представлять некоторую сложность для медиков корейской выучки: отличаются не только объективные параметры вроде заживляемости тканей или свёртываемости крови (в азиатских и европеоидных популяциях за эти свойства отвечают разные полиморфизмы), разнится и эмоциональная сфера и, собственно, сами представления о прекрасном. Врач, допустим, не всегда может понять, зачем же менять нос, если и так красиво?! (см. прим. 15)

Тем не менее иностранцы стремятся воспользоваться достижениями южнокорейской эстетической медицины – примерно каждый пятый медицинский турист, прибывающий в Корею, приезжает как раз за преображением. Министерство здравоохранения даже создало отдельный список клиник пластической хирургии, аккредитованных для медицинского туризма (см. прим. 16). Кстати, около трети всех южнокорейских клиник такого профиля расположены в сеульском районе Gangnam-gu – отсюда и воспеваемый в известном хите gangnam style – то есть стиль богатеньких и модных.

Тройка самых популярных бьюти-вмешательств в Южной Корее – блефаропластика, ринопластика и инъекции глутатиона для осветления кожи. И, между прочим, согласно национальной статистике, каждая третья женщина в возрасте от 19 до 29 лет хотя бы однажды обращалась к пластическому хирургу и делала хоть какую-то операцию. 

Если же говорить о популярнейшей процедуре подтяжки лица, нельзя не упомянуть, что авторство идеи вводить под кожу нити из полидиоксанона приписывают разным докторам, роднит которых одно – специализация на акупунктуре: поначалу инъекции с нитями из ПДО призваны были оказывать эффект, аналогичный сеансу иглоукалывания. Таким образом, получается, что передовая технология придумана была представителями традиционной медицины, и через полтора десятка лет различных исследований Южная Корея уже лидирует в нитевом экспорте на мировом косметологическом рынке.

 

8) Насколько развиты инновации?

Весьма. Южная Корея по праву считается страной технологий, в том числе и в медицинской сфере. Вот лишь некоторые из самых актуальных:

  • Развитое цифровое здравоохранение
    Больница Бунданга при Сеульском университете ещё в 2003 году вошла в число первых медицинских заведений в мире, в которых полностью отказались (см. прим. 17) от бумажных медицинских карт, направлений и всю документацию перевели в электронный формат. Сегодня в таком режиме работает более 90% южнокорейских больниц  (см. прим. 18). И благодаря системе BESTCare 2.0 стране удалось сгладить кривую во время первой волны COVID-19, ведь все контакты с зараженными оперативно отслеживались.
     
  • Приложение My HealthWay
    Хотя электронные медицинские карты используются в большинстве клиник страны, до недавнего времени далеко не все клиники могли обмениваться необходимыми данными. Год назад запустилось приложение My HealthWay (см. прим. 19), созданное специально для того, чтобы комплексно управлять тремя масштабными базами данных: результатами медосмотров из записей фонда медицинского страхования, информацией о прививках от Агентства по контролю и профилактике, а также сведениями о выписанных рецептах. С помощью приложения каждый пациент получает полную информацию о своём здоровье и медицинских процедурах, которые он когда-либо проходил, а у врача имеется анамнез пациента, даже если он его впервые видит. Полная интеграция завершится к 2023 году.
     
  • Футуристические больницы
    В 2020 году в Сеуле заработала одна из самых современных больниц в мире (см. прим. 20): на территории Йонгин Северанс действует 5G-сеть, позволяющая быстро передавать даже очень большие объёмы данных. Например, студенты могут в высочайшем качестве наблюдать прямой эфир из операционной, а врачи – быстро получать сводки о состоянии и самочувствии пациентов. Голосовые помощники и искусственный интеллект помогают общаться с пациентами более эффективно, а система отслеживания положения в реальном времени – следить за тем, где находятся пациенты, врачи и медоборудование. Это важно и для безопасности больных, и для контроля распространения инфекций. И уж совсем фантастическим кажется внедрение «виртуальной системы посещений», с помощью которой близкие могут навещать пациентов. Компания SK Telecom внедряет технологию, использование которой позволяет пациентам общаться с друзьями и родными посредством голограмм и виртуальной реальности.

Очевидно, что работать врачом в Южной Корее непросто, но почётно и интересно – как и в любой другой стране мира. Можно спорить о том, какое отношение к медицинской науке имеют голограммы визитёров в стационаре и действительно ли круговая подтяжка лица необходима каждой третьей женщине младше 30 лет, – однако и то и другое составляет реальность XXI века в стране, где акупунктура успешно соседствует с цифровым документооборотом и не иссякает поток медицинских туристов.

_________

Примечания:

1) Южная Корея занимает 14-м место в рейтинге стран с самой прогрессивной медициной

2) На долю страны приходится 25% мирового рынка эстетической медицины

3) Высшее образование в Южной Корее платное

4) Студенты-медики бастуют в разгар пандемии

5) Зарплата столичного терапевта в четыре раза превышает средний заработок по стране

6) Средние цены на услуги, недвижимость и развлечения в Сеуле

7) Женщин-врачей в Южной Корее с годами становится все больше

8) Студентки выбирают не традиционно «мужские» специализации, а семейную медицину

9) Реформа 2000 года, касающаяся избыточного назначения медицинских препаратов

10) Студент-медик может выбрать обучение традиционной – «восточной» – или «западной» медицине

11) Среди развитых стран Южная Корея занимает первое место по числу самоубийств

12) Перечень медицинских вузов, дипломы которых признаются в Южной Корее

13) Гид для иностранных специалистов, желающих начать практику в Южной Корее

14) В стране проводится до миллиона процедур эстетической хирургии в год

15)  Как пластический хирург не понял, зачем же портить такой красивый нос?

16) Клиники пластической хирургии, аккредитованные для медицинского туризма

17) Больница при Сеульском университете полностью перешла на цифровой документооборот

18) Южнокорейские медучреждения проповедуют «цифровую» медицину

19) Приложение My HealthWay позволяет хранить объем данных о медосмотрах, прививках и рецептах

20) 5G в больнице, операции в прямом эфире и голограммы посетителей

1 Комментарии
Вы хотите удалить этот комментарий? Пожалуйста, укажите комментарий Неверное текстовое содержимое Текст не может превышать 1000 символов Что-то пошло не так Отменить Подтвердить Подтвердить удаление Скрыть ответы Вид Ответы Смотреть ответы ru

ВЕСЬ КОНТЕНТ В ВАШЕМ МОБИЛЬНОМ

Мобильное приложение Medznat для iOs и Android

Загрузка данных ..